Начало службы в армии

Без комментариев

Сопровождал нас Анатолий, раненый офицер. Мы дневали в станице Лабинской, а ночью должны были идти. И когда мы проснулись, увидели, что из нашей группы дезертировали 3 человека во главе с Г., я с ним учился в одном классе. Он был хулиган. Кстати, когда пришли немцы в станицу, его мать выдала двух красноармейцев, которые не успели отступить. После освобождения ее посадили.

Мы шли ночью, спали днём, питались только тем, что взяли с собой. Без привычки идти всю ночь было тяжело, мы ещё не были закаленными солдатами. Целью пути была станица Прохладная. В эту станицу приехали «покупатели» отбирать в армию. Я был высокого роста, и таких именно выбирали. Из нашей станицы в кавалерию попали: я, Николай К., Сёмка Г., Иван Б., Николай Б. и другие. 

Новобранцы, 1943г.

Из станицы Прохладной пешком прибыли в Ставрополь, где были зачислены в Десятый Запасной Кавалерийский полк. Казармы были взорваны немцами, когда они отступали, и нас поместили в конюшни. Форму не давали целый месяц. У нас завелись вши, питание было плохое, зато гоняли по всем правилам солдатской службы. Было очень трудно, но как говорил Суворов: «Тяжело в учении, легко в бою». Нам это действительно пригодилось потом. Мы писали заявлени, чтобы нас добровольно отправили на фронт, а нас только учили. Нам было всего по 17 лет. Я был во втором эскадроне. У меня было противотанковое ружьё, образца Дегтярёва, предназначенное для поражения танков и других целей. Вес ружья 16 килограммов.

Наладилась переписка с братом Андреем, он кончил учебу и был командиром роты, воевал под Туапсе. О себе много не рассказывал, только всего несколько слов. Оказывается в то время  часть, в которой он служил, готовила десант на высадку на Малой Земле. Его приняли кандидатом в партию. Хотя у нас было очень плохо с питанием,  в письмах я писал, что все очень хорошо, чтоб не беспокоить мать. Не в моем это было характере.

Во время сенокоса наш второй эскадрон был отправлен на уборку сена. Здесь я работал на косилке, которую возили быки. Кормили нас из колхозной кухни, и мы немного поправились. Родители все-таки узнали в каких мы условиях, и мать решила приехать, но в Ставрополе она меня не застала. И они с сестрой Николая К. пришли прямо к нам на поле. Я был безмерно рад! Только мать способна на все лишения и трудности ради детей! Всю свою сознательную жизнь, когда мать жила с нами, я всегда старался ее чем-то отблагодарить. Но все мне казалось, что я перед ней в долгу. Как поётся в песне «Оренбургский платочек».

Старший брат Ваня по-прежнему работал в городе Благовещенск, на фронт его не брали, он был «по броне».

Мать рассказала много интересного про станичные дела. Оказывается, много ребят дезертировали и скрывались в лесах. В том числе и мой друг Петро С., это меня удивило. Ловить в лесах их было некому, не было на это людей. Тогда в сельском совете пошли на хитрость. Повесили объявление, чтобы все кто скрывается в лесах вышли к такому-то числу, и тогда им ничего не будет. А тех кто не выйдет, будут судить по военному времени. Это подействовало, вышли почти все, в том числе и Петро. Но в лесу остались преступники, это начальник полиции Н., староста З. и другие. Немного подождали, больше никто не выходил. Почти сразу всех забрали и направили в штрафную роту. Многие погибли, но Петро был ранен и потом его простили, он кровью искупил вину. Он и сейчас живет в станице Абадзекской. 

А, Волька О., мой школьный друг, погиб в штрафной, и много других. 

Немного позже была засада на остальных. Дело было так. Один полицейский решил сдаться. Как правило они по очереди ходили в станицу на свидания с жёнами. И когда пришла его очередь, он пришёл с повинной и рассказал где они находятся. Тогда снарядили группу, командиром был Анатолий, о котором я уже писал. Ночью они бесшумно подкрались и окружила всех на склоне. Там была землянка и большой запас продуктов. В этот вечер никто не подозревал что их ожидает.

Наши хотели взять их живыми, когда те лягут спать. И вот когда уже все вошли в землянку, начальник полиции Н. перед сном пошёл в кусты и заметил плечо Анатолия, который подкрался ближе всех. Автомат у Н. висел на шее и он сразу дал по Анатолию очередь и ранил его в плечо. Анатолий не раздумывая отдал команду: «Огонь по изменникам Родине!» И здесь из всех перебили.

Когда вернулись в станицу, сказали жёнам, чтобы они шли хоронить своих мужей. Жена начальника полиции сама хоронила своего мужа. А жена старосты З.  сказала, что хоронить не может, у неё больное сердце. Вот такая участь постигла предателей. «Чем мерил, тем пришлось отмерить».

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.