Война, вокруг война

Без комментариев

Началось наступление. Впереди было пусто, и мы рванули. Вот здесь пригодились наши кони. Мы так стремительно продвигались, что за один день прошли большое расстояние, не встречая никакого сопротивления. Вот так запомнился мне первый день на войне. Сколько было убито из нашего взвода я не знал, но примерно около восьми человек не насчитывались, это с ранеными. 

Наступали всю ночь. Утром ворвались в деревню. Здесь встретили сопротивление. Появились первые жители, освобождённые нами. Они были так рады, плакали, целовали солдат. Деревню сходу взять не смогли, и вот наш командир взвода отобрал среди нас человек восемь, в том числе и меня. Не знаю, согласовал он эти действия с командиром эскадрона, или нет. 

Нашей целью было зайти в тыл противника. И вот, в обход лесом, мы довольно быстро поскакали. Впереди была опушка леса. Нас подпустили немцы метров на 100 и открыли огонь из пулемёта. Впереди ехал старшина, его лошадь шарахнулась в сторону, и стала бежать на трёх ногах — переднюю ногу ей перебило возле копыта. И, в последствии, когда ее расседлали, поняли, что лечить бесполезно. Нам пришлось отступить в деревню. Потерь мы не имели. Часа через два взяли эту деревню. Теперь нам стали немцы оказывать сопротивление. Мы появлялись внезапно, много брали в плен, кто не сдавался разбегались в лес. Пришло время вернуться в ту деревню, где был первый наш бой. 

Как я уже писал, у нас был во взводе ящик водки, и кто был охотник до выпивки, уже были под хмелем. Это стало известно начальству. Сразу вышел приказ по этому поводу. 

И вот, у нас не стало командира взвода. До нас дошли слухи, что он попался на глаза командиру корпуса, генералу-лейтенанту О. И вроде, он его лично застрелил. Из нашего взвода этот случай никто не видел, но нашего старшины не стало. Когда мы вышли на переформировку, то его друг, или родственник, несколько раз приходил в наш взвод, чтобы найти человека, который мог точно сказать, что случилось.

В это же время нелепо погиб наш сержант. У него была красивая хорошая лошадь, и часто можно было видеть, как он на ней гарцевал, выезжая из строя. И вот, раз он отъехал во время наступления от дороги, а в кустах лежал раненый фашист. И он застрелил нашего сержанта, по-видимому был фанатик.         

Мы быстро продвигались на запад, приближались к реке Березне. Как-то днём внезапно нас атаковали немецкие солдаты. Много было убитых, но меня не задели. А ещё нас часто бомбили вечерами.
Мы подъехали к реке, и сразу в памяти всплыло, как здесь Наполеон потерял свою армию. Мост был взорван. Коней отдали коноводам, а сами недалеко заняли оборону. Ну вот опять налетели самолёты, разбомбили наших. Коневоды погибли почти все. Но, что интересно, остался жив Фазимов. Он воевал ещё под Сталинградом, и остался жив. И сейчас он как будто чувствовал опасность, преждевременно пошёл в окоп, и в нём спасаться, а его лошади погибли. Когда мы вечером пришли на это место, то от пулемётных с тачанок и от бричек, на которых мы ввозили свои ружья, ничего не осталось. 

Где-то мы достали пару бельгийских лошадей и погрузили на них все что осталось. Ночью стали делать переправу, таскали бревна и делали настил. Здесь берега очень тонкие. К утру переправились на другую сторону.И вот здесь в лесу мы немного задержались. Я смотрю, а солдат из другого эскадрона ведёт поить мою лошадь, ту которую тогда в первый день боя ранило. Нужно было её забрать. Но как? Ведь уже прошло дней семь. И он мне её не отдаст. Я тогда подбегаю к командиру пулемётного взвода и рассказываю ему всё. Он говорит, как его увидишь, скажи мне. Смотрю, ведут мою лошадь около нас. Я как подскочил, уцепился за неё. Тот не отдаёт, мы чуть не подрались! Но тут подошел командир, и я забрал лошадь. Как я был рад! У меня была любимая лошадь!

 Как-то во время наступления мы с Володькой взяли в плен немца, но сдать его было некому, потому что мы еле двигались, далеко оторвались от своего тыла. Начало темнеть, ночью он мог удрать. Володька и говорит, я его сейчас ухлопаю, снимает карабин и стреляет прямо в голову. Немец ещё успел пройти два шага, упал на колени и повернул голову в нашу сторону. Как бы посмотрел, а потом растянулся. 

Раз утром мы настигли немецкие части, которые ждали нас. Завязался бой. Стали рваться снаряды, и немцы нас чуть не взяли в плен. Мы с Володькой только успели снять оружия, как услышали немецкую речь. Мы стали выходить из деревни, видим, сзади нас скачет бричка, а на ней сидит генерал майор Калюжный. Спрашивает: «Вы из какой части? Занимайте сейчас же здесь оборону!» Что мы и сделали. Через некоторое время мы нагнали своих. Потом узнали, что генерал чуть не попал в плен, машину его захватили с шофёром. 
Один мой знакомый, Енузаков, был в плену. Он рассказывал, что немцы заставляли их чистить картошку. Там была пулеметная точка. Однажды показался наш другой полк и фашисты внезапно стали удирать. И тут Енузаков не растерялся, схватил пулемёт и стал строчить по немцам. Это видел командир полка, подъехал, спросил из какой части и фамилию. После боёв ему пришла награда, но он не дожил, погиб.  

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.